RU
Эссе
..биография
..фотогалерея
..семинары, тренинги
..наши сайты
..книжные полки
Проект "Я cам"
..1991
..Путч
..1992
..1993
..1995
..1996
..kmbs
..Рабочая неделя
..Как я был пиратом...
..Print plus
..Побег из Москвы
Круг интересов
..Личности
..Тренды || Идеи
..Техники
..First million
..ALLmedia
..Ad&Marketing blogs:
..ALLad
Новости
..АнтиБЛОГ
..НОВОСТИ
..ПРЕССА
..АНЕКДОТЫ
Разное
..Карта сайта
..Поиск по сайту
..контакты

НОВОЕ НА САЙТЕ
23.07.2013
Побег из Москвы

23.07.2013
Побег из Москвы

28.08.2012
Ботаники делают бизнес. Год спустя

08.07.2012
Про ежиков и кроликов

09.04.2012
Вакансия в журнале "Управление компанией"

01.01.2012
2 идеи о больших деньгах для авиакомпаний

11.12.2011
Отношение к копирайту - признак цивилизованности нации

17.11.2011
Институт Адизеса на 9 месте в мировом рейтинге

29.08.2011
Офису Адизеса в Украине нужен директор по развитию

19.07.2011
Adizes is Now Part of an Elective Curriculum at Ukrainian Universities

СТАТИСТИКА:




60minut.info

1992


Наша активная работа «на Запад» стала приносить плоды. Нам постоянно звонили из разных иностранных газет с просьбой прокомментировать то или иное событие. Блистал, конечно, Юрий Луканов – он говорил по-английски и, в силу своего начальственного положения, именно он был главным комментатором того, что происходило в Украине. Однако когда он отсутствовал на рабочем месте, мы тоже с удовольствием делились своими наблюдениями с иностранными коллегами. Несколько раз нам звонили из украинского бюро радио «Свобода» в Мюнхене с просьбой подготовить короткую информашку на ту или иную тему и начитать ее по телефону в эфир. Радио «Свобода» в советской Украине считалось антисоветской, поэтому запрещенной станцией. Сотрудничество с ней для нас – молодых пацанов – было особенным приключением. Мои информашки в Мюнхене нравились, и мне давали все новые и новые задания. Я с удовольствием готовил для радио «Свобода» репортажи. Тем более, что кроме щекочущего нервы удовольствия слышать на коротких волнах радио хрипящий звук «телефоном з Києва Олексій Капуста», у меня был и материальный интерес. Гонорар за минуту эфира составлял где-то 6 дойчемарок. Правда, никто не рассказывал, как эти деньги выплатят, однако гонорар за один репортаж был большим, чем те полставки, которые я зарабатывал в «Рух-прессе». И я мысленно переводил марки на рубли, мечтая, что куплю, когда их получу. Чем больше я работал для радио «Свобода», тем хуже становились мои отношения с Лукановым. Мне казалось, что он ревновал меня к «Свободе», он же упрекал меня в том, что я забросил дела «Рух-пресса». Однажды мы здорово повздорили, и я решил уйти из Руха. Скажу честно: я очень переживал этот уход. Во-первых, я искренне верил в идеи национального движения. Я был националистом. Мне нравилось общаться с Иваном Драчом, Михайлом Горинем, Левком Лукьяненком, Степаном Хмарой, Вячеславом Черноволом. Я любил этих людей, как родную семью, и не представлял своей жизни без них, без той революционной атмосферы, которая царила в Рухе. Во-вторых, несмотря на наши «разногласия», я относился к Луканову как к сенсею - человеку, который научил меня азам профессии и преподал первые и, возможно, наиболее важные уроки взрослой жизни. И, в конце концов, 40 рублей моей полставки в Рухе были практические единственными средствами к существованию, не считая тех копеек на карманные расходы, которые я получал от родителей. Однако я ушел. Месяц прилежно посещал пары, стараясь не думать о Рухе. А через месяц я встретил на улице Ивана Лозового, который поведал мне, что радио «Свобода» открыло представительство в Киеве. Я обомлел: - Как? Почему я об этом ничего не знаю? - По слухам, они тебя искали, - сказал Иван, - однако никто не знал твоего телефона. -Где же это бюро? - В «Укринформе», на первом этаже, в комнате бывшего актового зала. Я бросился туда. Открываю двери – длинная комната, десяток столов, на которых стоят специальные бобинные радийные магнитофоны для монтажа, за столами – человек шесть совершенно незнакомых мне людей. - Вам кого, – спросила блондинка, сидящая возле двери (Юля Сайко). - Вообще-то, я работаю на радио «Свобода», - набрался храбрости я. - Ну тогда вам к начальнику, – сказала Юля. Так я был снова принят в семью. В тот же день я встретил троих людей, которые изменили мою жизнь и стали самыми близкими мне людьми в период работы на радио «Свобода» - Ларису Мудрак, Иру Перешило и Максима Мякенького. Макса я видел раньше на факультете – он был на пару курсов старше. Тогдашний шеф бюро радио «Свобода» Андрей Гайдамаха определил нам один стол на двоих – Макс уже работал в штате, а мне было предложено поработать стрингером или фрилансером, т.е. приносить репортажи и получать гонорары в случае, если их пускали в эфир. Бюро обзавелось небольшой студией, и с 16.00 в ней велась запись репортажей, которые потом «переганялись» в Мюнхен. На какое-то время я забросил учебу в университете и с головой окунулся в новую жизнь на радио. Да, это была именно жизнь, а не работа. Я писал по 3-4 репортажа в день, бегая по интервью и пресс-конференциям с раннего утра до 14.00, а потом в бешенном темпе набивал репортажи на электрической пишущей машинке, согласовывал их с шефом бюро и писался в студии. Макс и Лора, как штатные сотрудники, должны были сидеть в бюро до шести, поэтому после того как я отстреливался, т.е. начитывал в студии свои репортажи (а это обычно заканчивалось к четырем вечера), я отправлялся на закупку вина. После работы мы вчетвером шли в парк им. Шевченко или в соседний ресторан, и веселились до упаду. Часто к нам присоединялись сотрудники агентства Reuters (они снимали офис в том же «Укринформе», их дверь была напротив двери нашего офиса). Мы чувствовали, что мир у наших ног. Мы были молоды, красивы и богаты – наша зарплата на радио превосходила официальную зарплату президента страны. Я был самым молодым в той компании – мне еще не было 20 лет, к тому же я был совершенно свободен: в отличие от других, я не был связан совершенно никакими обязательствами. Однажды, когда я спускался по бульвару Шевченко к Крещатику после очередного зачета (мы учились в желтом корпусе университета), меня догнал молодой человек лет 30. - Алексей? - Да. - Есть разговор, давайте присядем. Зашли в парк им. Шевченко, присели на скамейку. Молодой человек представился: - Комитет государственной безопасности, оперуполномоченный. Нам известно, что вы работаете на радио «Свобода». - Это известно всем, кто слушает радио, я выхожу в эфир под собственным именем. - А вот что вам неизвестно, так это то, что вы у них на очень хорошем счету (неужели?). Они даже хотят пригласить вас в Мюнхен на работу, на время летних каникул. - ??? - Известно ли вам, что среди тех, с кем вы постоянно общаетесь, много штатных агентов ЦРУ, и что их настоящие цели далеки от ваших националистических устремлений по отношению к «независимой Украине»? Оперуполномоченный долго и убедительно рассказывал мне, почему я должен рассказывать ему обо всем, что мы обсуждаем с моими «зарубежными боссами» по телефону. Причем, его интересовали не все, а несколько человек, которые, по его мнению, и были штатными агентами ЦРУ. Он даже обещал «через своих людей» в штаб-квартире радио «Свобода» поспособствовать моей поездке в Мюнхен. В случае несогласия он намекал на возможные неприятности в университете, тем более, что с моим количеством пропусков занятий устроить такие неприятности не представляло особого труда. Сначала я попытался объяснить оперуполномоченному, что наши разговоры по телефону всегда носят деловой характер: «уточни то-то и выясни такой–то аспект», «возьми интервью у такого-то…» И это была правда. Я довольно закрытый человек, а тогда, в 20 лет, я был еще и сильно закомплексованным, так что ни о каких панибратских разговорах с Мюнхеном говорить не приходилось. Однако оперуполномоченный верить в это не хотел и наседал. В конце концов я ему пообещал, что буду рассказывать (во благо Украины и ее безопасности) все важное, что узнаю. И он меня отпустил. Потом он пару раз вытягивал меня на встречу, угощал вином и задавал вопросы. К счастью для меня и к сожалению для него, я не знал ответов ни на один из его вопросов, и в конце концов он отцепился. А я даже и не испытал угрызений совести или душевных терзаний в процессе той неудачной вербовки. Кстати, в Мюнхен меня так и не позвали. То ли его люди так и не поспособствовали, то ли агенты ЦРУ в Киеве меня разоблачили…
60minut.info. Тайм-менеджмент
Ваши комментарии:

Всего комментариев: 2

 
2010-03-22 14:24:39 - Вакса

...`Я был националистом`. Почему был? Неужели чувство любви к своей родине может \"перегореть\"?


2010-03-22 20:18:57 - А.Капуста

Теперь больше космополит. Научился ценить и даже любить другие культуры. Но отношениям с Родиной это не мешает :-)


Добавьте свое мнение:
 
Ваше имя*:
Ваш e-mail:
Содержание*:
Введите код, изображенный на картинке

* - обязательные для заполнения поля
Ничего невозможного!
НОВОСТИ
09.04.2012
Вакансия в журнале "Управление компанией"

17.11.2011
Институт Адизеса на 9 месте в мировом рейтинге

29.08.2011
Офису Адизеса в Украине нужен директор по развитию

19.07.2011
Adizes is Now Part of an Elective Curriculum at Ukrainian Universities
ПРЕССА
02.08.2010
Олексій Капуста: Управлінський стиль має бути заснований на цінностях

17.02.2008
Капуста об открытии регионального офиса

06.08.2007
Алексей Капуста об интеллект-картах

02.03.2007
От web 2.0 к маркетингу второго поколения

© Алексей Капуста, 2005-2017 © Все права защищены. При цитировании ссылка на источник обязательна. © Сайт разработан и раскручен на системе "WebManager-pro" v.6.11.10