RU
Эссе
..биография
..фотогалерея
..семинары, тренинги
..наши сайты
..книжные полки
Проект "Я cам"
..1991
..Путч
..1992
..1993
..1995
..1996
..kmbs
..Рабочая неделя
..Как я был пиратом...
..Print plus
..Побег из Москвы
Круг интересов
..Личности
..Тренды || Идеи
..Техники
..First million
..ALLmedia
..Ad&Marketing blogs:
..ALLad
Новости
..АнтиБЛОГ
..НОВОСТИ
..ПРЕССА
..АНЕКДОТЫ
Разное
..Карта сайта
..Поиск по сайту
..контакты

НОВОЕ НА САЙТЕ
23.07.2013
Побег из Москвы

23.07.2013
Побег из Москвы

28.08.2012
Ботаники делают бизнес. Год спустя

08.07.2012
Про ежиков и кроликов

09.04.2012
Вакансия в журнале "Управление компанией"

01.01.2012
2 идеи о больших деньгах для авиакомпаний

11.12.2011
Отношение к копирайту - признак цивилизованности нации

17.11.2011
Институт Адизеса на 9 месте в мировом рейтинге

29.08.2011
Офису Адизеса в Украине нужен директор по развитию

19.07.2011
Adizes is Now Part of an Elective Curriculum at Ukrainian Universities

СТАТИСТИКА:




60minut.info

1995


Главное, о чем я мечтал после ухода из “Финансовой Украины”, –- доказать самому себе и всем окружающим, что я чего-то стою. Мне казалось, что единственный способ сделать это –- создать собственную газету, отличную от «Финансовой Украины», которая была бы успешной и признанной публикой. Однако у меня не было денег, поэтому я начал искать инвестора. Мой однокурсник и приятель Сергей Локоть поведал об одном бизнесмене, владельце компании «Обрий, Инк», который был не прочь открыть свою газету.

Мы поехали знакомиться с Олегом Борисовичем Шевчуком, офис которого располагался в здании одного института на Соломенке и был довольно прилично обставлен по тем временам.

Шевчук оказался молодым мужчиной с ироничной белозубой улыбкой и замашками нового русского: он любил хвастаться своими деньгами, знакомствами, любил устраивать ночные загулы и носиться по ночному городу на новой шикарной Volvo 960. Сначала мне рассказали, что его бизнес связан с недвижимостью, а позже я узнал, что Олег Борисович также инвестировал деньги в зубную клинику и агентство по продаже авиабилетов. Откуда он взял деньги не афишировалось, однако ходили слухи, что Шевчук разбогател на торговле ферромарганцем и ферросилицием производства Никопольского завода ферросплавов, с тогдашним руководством которого у него были весьма дружеские отношения.
Шевчуку понравилась игрушка под названием «газета», и он с легкостью согласился выделить деньги на новый проект. Тем более, что деньги я просил небольшие, сравнимые со стоимостью недорогой иномарки. Мне показалось, что он играл в бизнес и так же легко жил.

Олег Борисович был полной противоположностью Сергею Анатольевичу Ночевкину. И этим он мне понравился, ведь я до смерти боялся второго начальника, подобного Ночевкину.
Договорившись с инвестором, мы начали ремонт офиса в том же институте на Соломенке, где находился офис Шевчука, и через несколько месяцев вселились в него. Я позвал из «Финансовой Украины» несколько человек, которых очень ценил: Иру Бондаренко, Свету Криворучко, Аню Драпий и, конечно же, к нам присоединился «крестный папа» этого проекта Сергей Локоть.

Также мы предложили рекламному агентству «Артмастер» стать нашим партнером, попросив их разработать для новой газеты макет и наладить процесс продажи рекламы. Бизнес-план в доходной части также помогли составить ребята из «Артмастера» Слава Пилипчук и Игорь Гуров.

Мы начали пробовать свои силы с создания ежедневной ленты новостей, которую копировали на ксероксе и разносили бесплатно по офисам для того, чтобы о нас узнали. Назвали ее «City telerate» -- это был предвестник готовящейся газеты «City».
Вскоре появился первый номер бумажной газеты. Чтобы отличаться от остальных изданий, мы решили печатать нашу газету на зеленой бумаге, которую специально заказали в Финляндии.

Сначала «City» была газетой по недвижимости. Я даже не знаю, почему мы решили ее так позиционировать. Может быть, в угоду инвестору. Однако довольно быстро мы пришли к выводу, что рынок недвижимости в том виде, в котором он находился в 1995 году, вряд ли нуждался в проекте с такими амбициями, как у нас. Первичного рынка практически не существовало, а вторичный полностью находился «в тени» и не нуждался ни в освещении, ни в рекламе.

Мы пришли к выводу, что газету нужно перепозиционировать. Тогда мы не смогли придумать ничего лучшего, чем позиционировать «City» в качестве деловой газеты, вступив таким образом в конкуренцию с тогдашними монстрами рынка деловой прессы, такими как «Бизнес», «Финансовая Украина» и «Галицкие контракты».

Наверное, с моей стороны будет неправильным слишком хвалить газету «City». Но я уверен, что на тот момент ее делала одна из лучших журналистских команд в городе. Политику вела блестящая Любовь Хазан, постоянными авторами на ее полосах был Володя Кацман, Сергей Моругин, Наташа Ищенко и многие другие. Финансами занимался Глеб Вышлинский, а позже Егор Соболев. Донецким собкором был Олег Богатов, фотографом Паша Пащенко.

Это только некоторые из громких имен, работавших в газете. У было много молодых одаренных сотрудников, одни из которых остались в журналистике, другие ушли в политику и PR. Однако все они стали известными в своих сферах людьми.
На этапе становления газеты я понял, что как управленец многого не знаю и не умею. Работая в «Финансовой Украине», мне казалось, что газета держится буквально на мне, однако я никогда не отдавал себе отчет в том, что не делал ничего, кроме полос в газете. Я не имел ни малейшего представления об управлении финансами, привлечении рекламы, подписке и розничных продажах. В этой сфере меня и ожидали основные сюрпризы.
В наш бизнес-план не было заложено ни копейки на промоушен газеты. Тогда казалось, что достаточно первому номеру появиться в киосках и газета будет продаваться. Однако на деле все было совершенно по-другому. Газета не продавалась, потому что ее никто не знал. Возвраты из сети «Союзпечать» были колоссальными.
Когда мы в разговоре с инвестором заикнулись о дополнительном финансировании на рекламу и продвижение, то не нашли ни малейшего понимания.
Нам пришлось резко сократить тираж. Цифры, заложенные в бизнес-плане как доходная часть от продажи рекламы, не выполнялись даже на 10%. «Артмастер» заявлял, что рекламодатели не хотят рекламироваться в газете, которую никто не знает. Мы попали в замкнутый круг, который сами же и создали. И начали искать выход.
Первым делом мы разорвали отношения с «Артмастером». Нам казалось, что агентство, которое проходило становление как независимая структура, уделяло недостаточное внимание нашей газете. Во всяком случае, руководство «Артмастера» практически не появлялось в офисе, а две сотрудницы, которые «вели наш проект», в основном работали над привлечением рекламы в другие издания и отказывались отчитываться нам о том, что они делают по продаже рекламы в нашей газете. Поэтому мы начали формировать собственный рекламный отдел.

Во-вторых, мы первыми в Украине серьезно занялись созданием собственной подписной службы.
В-третьих, мы решили выйти за рамки общепринятой схемы «деловой еженедельник» и перешли на выход два раза в неделю. Поскольку все деловые газеты выходили дважды в неделю, мы хотели стать самой оперативной украинской деловой газетой. Кстати, прошло еще 10 лет, прежде чем в Украине появилась первая ежедневная деловая газета.

И в-четвертых, мы начали издавать дорогое приложение к газете на самую актуальную тогда тему -- «Приватизация в Украине».

Все эти шаги привели к росту расходов (приблизительно на 5-10% ежемесячно), которые полностью покрывал инвестор. Помню, что ежемесячный расходный фонд газеты «City» составлял тогда $10 тыс., из которых на заработную плату приходилось $3 тыс. Моя зарплата в течение всего времени существования газеты оставалась неизменной -- $400 в месяц.
Я понимал, что рано или поздно инвестору может надоесть покрывать наши постоянно возрастающие затраты. Так и случилось. Однажды Олег Борисович вызвал меня к себе, показал наш баланс и спросил, что мы собираемся делать. Я объяснил, какие шаги мы предпринимаем. Он поинтересовался, сколько нужно времени, чтобы выйти в ноль. Я не знал. Тогда Олег Борисович предложил (к сожалению, выбора у меня не было) следующую схему: каждый месяц он урезает финансирование на 30%, т.е. на $3 тыс., и через три месяца мы должны выйти на полную самоокупаемость. «А что, если мы не сможем?» -– спросил я. «Закроем», -- спокойно ответил он.

Я был почти уверен, что за такой короткий промежуток времени нам не выйти в ноль, однако не мог вот так просто сказать людям, которые поверили в меня, что игра окончена. Поэтому на следующий день я собрал руководителей отдела рекламы и подписки и коммерческого директора, чтобы обсудить все возможности. Думали долго, но ничего другого, кроме того, что мы уже начали делать, придумать не смогли.
Нужно заметить, что на двух из четырех фронтов, которые мы тогда открыли, наши дела шли очень неплохо.
Служба подписки на газету «City» очень быстро росла и уже начала приносить небольшие деньги, поток которых постоянно увеличивался. Помню нашего самого талантливого агента по продаже подписки. Это была бабушка «божий одуванчик». Для меня до сих пор остается загадкой, как она подписывала фирмы на деловую газету. Однако она ставила умопомрачительные рекорды и однажды оформила 16 подписок за неделю! Успехи других агентов были поскромнее, однако прогресс был налицо.
Вторым нашим успешным проектом был бюллетень «Приватизация в Украине», который мы издавали при поддержке Фонда госимущества Украины. Издание анализировало показатели хозяйственной деятельности предприятий, готовящихся к приватизации. Эта информация была бесценной для инвестиционных и брокерских компаний, работающих на зарождавшемся в стране фондовом рынке, и они готовы были платить за нее немалые деньги.
Бюллетень «Приватизация в Украине» был не только фантастически прибыльным, но и весьма низкозатратным проектом. Его делали несколько молодых девушек со скромными зарплатами: Настя Шуренкова (позже мы устроили ее в пресс-службу Фонда госимущества), Ира Филенко и Катя Краснова. Сверстанные страницы размножали на ксероксе, скрепляли степлером и разносили курьерами по подписчикам.
Выпуск издания окупился уже на десятом подписчике, тогда как в первые несколько месяцев существования его существования количество подписчиков перевалило за сотню. Надо ли говорить, что все доходы от деятельности «Приватизации в Украине» инвестировались в газету «Сity»?

Однако первый месяц перехода на самоокупаемость мы все же закончили с дефицитом, который Шевчук отказался покрыть.
И тогда практически случайно нам в голову пришла гениальная идея: рекламные спецвыпуски. В 1995-1996 годах этого не делал практически никто. Идея была простой: привлекать рекламу не в саму газету, в которой рекламодатели не были заинтересованы, а в ее специальный тираж, приуроченный к определенной выставке, например, строительной. Естественно, что рекламные материалы и макеты по тематике выставки подкреплялись редакционными статьями. Дополнительный тираж распространялся на мероприятии бесплатно, и таким образом рекламодатель получал двойную аудиторию -- постоянную аудиторию газеты и «специальную» аудиторию (посетителей выставки).
Сначала компании осторожничали, поскольку спецвыпуски были новинкой. Однако наш рекламный отдел, который теперь работал исключительно над наполнением рекламой первого строительного спецвыпуска, привлек достаточно рекламы для того, чтобы покрыть дефицит первого месяца.

Спецвыпуски открыли нам еще одну дополнительную возможность -– привлечение бартера. Оказалось, что каждый второй рекламодатель предлагает платить не деньгами, а товаром, и очень не хотелось от этого товара отказываться. Однако продавать стройматериалы, например, мы не могли и не хотели, поэтому предложили Шевчуку снять для нас в институте еще одну комнату, чтобы строить по бартеру новый офис «на вырост».

Шевчук снял на первом этаже 150 кв. м, и мы очень быстро нашли фирму, которая на условиях полного бартера согласилась сделать в этой комнате, как тогда говорилось, офисный евроремонт. Вскоре объявилась другая компания, которая взялась также по бартеру поставить пластиковые окна, изготовленные по американской технологии. Чуть позже были установлены решетки на окна и итальянская мебель. И наконец, по бартеру нам достались компьютеры IBM (настоящие, а не местной сборки). Сумма бартерного контракта на поставку компьютеров и системную интеграцию зашкаливала за $60 тыс. (это был полугодовой бюджет газеты)!

Одним словом, благодаря спецвыпускам мы оборудовали сверхсовременный офис площадью 150 кв. м и стоимостью более $100 тыс., не потратив на это ни копейки живыми деньгами.

Сегодня я практически каждый день хожу мимо института «Гипросвязь», в котором находился офис «City», и любуюсь американскими окнами на первом этаже.

К сожалению, строительные выставки случаются не каждый месяц. А спецвыпуски, приуроченные к другим выставкам, были гораздо менее прибыльными. Уже через три месяца мы не получали ни копейки дотаций от учредителя, но несмотря на все старания не могли полностью финансировать выход газеты. Начались задержки платежей, среди которых самая кошмарная -– задержка выплаты заработной платы сотрудникам.

Мы лихорадочно искали выход из сложившейся ситуации. Выпускали один спецвыпуск, закрывали долги и тут же хватались за другой. Но неожиданно я получил удар с той стороны, с которой этого совершенно не ожидал. Деньги от последнего спецвыпуска были потрачены на закрытие самых «горячих» долгов, в частности, оплаты услуг типографии, однако задолженность по заработной плате еще оставалась, в том числе, перед отделом рекламы. Я не очень волновался за эту часть, потому что на носу была очень крупная выставка, и многие из наших рекламодателей уже заявили о своем желании разместить рекламу в приуроченном к ней спецвыпуске. Я был уверен, что финансовое оздоровление и полная нормализация ситуации –- вопрос ближайших месяцев, но в тот момент на счету денег не было вообще, а ближайшие поступления планировались не ранее чем через 2-3 недели.

И вот в это время ко мне пришел парламентарий от отдела рекламы и заявил, что они отказываются работать над очередным спецвыпуском, с ними полностью не рассчитаются. Зарплаты отдела рекламы были самыми высокими в газете и иногда вместе с бонусами в 2-3 раза превышали мою зарплату.

Я попытался договориться с ними, предъявив цифры наших доходов за последние месяцы, динамику погашения долгов и пр. Однако все было бесполезно. Их позиция была такой: «сначала деньги, потом работа». Сумма задолженности перед ними на тот момент составляла немногим более $2 тыс.

Я обратился за помощью к инвестору, объяснив ситуацию. Однако Олег Шевчук на тот момент уже не управлял бизнесом лично, поскольку занял должность коммерческого директора крупнейшей государственной монополии -– «Укртелекома». Поэтому я вынужден был общаться с советом директоров, состоявшим из первых лиц компаний, принадлежащих Шевчуку: руководителей агентства недвижимости, агентства по продаже авиабилетов и зубной клиники. Эти люди рассматривали газету как конкурента за инвестиции и внимание шефа, да еще и убыточного конкурента. Они не понимали, зачем Шевчуку газета и не стеснялись говорить об этом ни ему, ни мне.

Представители совета директоров внимательно выслушали меня и сказали: «ОК. Мы подумаем, но решение будет принимать Шевчук».

Прошел день, потом еще один. Я понимал, что с каждым днем мои шансы сделать спецвыпуск и улучшить финансовое положение тают, как весенний снег. Однако я боролся.

Конечно, я пытался занять денег на стороне, однако все понимали, кто в доме хозяин, и никто не хотел говорить о деньгах серьезно. Через неделю мне позвонила помощница Олега Борисовича и попросила подъехать в «Укртелеком».
Разговор был коротким. «Я принял решение, -- сказал Шевчук. –- Газету закрываем». Морально я был готов к этому, поскольку давно чувствовал, что ему это все уже надоело, и для его карьеры в «Укртелекоме» наличие газеты не будет иметь никакого значения. Поэтому я задал только два вопроса:
-- Когда?
-- Сегодня.
-- Как быть с долгами перед коллективом и рекламодателями?
-- Это твои вопросы. Я уже и так очень много вложил в эту газету. Успехов. –- Шевчук улыбнулся своей белозубой улыбкой и протянул мне руку. Разговор был окончен.

Когда я вернулся в офис, то увидел заплаканного бухгалтера. Оказывается, люди Шевчука -- тот самый совет директоров -- уже побывали в нашей бухгалтерии и забрали печать и ключ от сейфа.

Однако это был еще не конец газеты «Сity». Ее агония продолжалась в течение нескольких месяцев.
Еще до закрытия газеты мне несколько раз звонили на домашний телефон с угрозами. Интересно, что никогда не звонили рекламодатели или их «представители». Звонки были всегда были анонимными и содержали одно требование: «рассчитаться с людьми, а то будет плохо». Звонившие были неплохо осведомлены о моем образе жизни, семье, родителях, жене. В переговоры не вступали, угрожали и сразу же вешали трубку. Я поставил АОН, но звонили с телефонов-автоматов. Один из членов совета директоров даже подарил мне газовый пистолет, с которым я в то время никогда не расставался. Водитель подвозил меня до самой двери дома, часто провожал до квартиры.

После закрытия газеты звонков, как ни странно, стало меньше, а потом они прекратились вообще.
Тем не менее, с задолженностью «Сity», которая, включая вместе с бартерными договорами, составляла десятки тысяч долларов, надо было что-то делать.

Первым делом я лично объехал крупных рекламодателей и объяснил им ситуацию. Я сказал, что газету закрыли, но я постараюсь как-то рассчитаться по долгам. Как именно я пока не знал и сам.
Интересно, что рекламодатели, с которыми мы заключали контракты на крупные суммы, спокойно отнеслись к этой ситуации. Тогда как несколько мелких кредиторов меня преследовали в прямом смысле этого слова. Помню одного предпринимателя, который предложил нам в обмен на рекламу взять по бартеру подержанный факс-аппарат, оценив его в $300. Мы согласились. Как на зло, это случилось за неделю до закрытия газеты. Рекламодатель поджидал меня каждый день на крыльце института и требовал вернуть свой факс. Однако представители инвестора категорически отказались отдавать имущество, также как и общаться с кредиторами.

Я понимал, что долго так продолжаться не может, однако выхода из сложившейся ситуации не видел. У меня за душой не было ни гроша. С тех пор как нам начали урезать финансирование, я практически не выплачивал себе зарплату, поскольку верил, что положение вот-вот нормализуется и я смогу полностью рассчитаться по всем долгам и покрыть задолженность по своей зарплате.

Как назло, в это же время из Польши вернулся хозяин квартиры, которую я снимал, и потребовал денег. Одним словом, долги со всех сторон, и что делать дальше, совершенно непонятно.
Возможно, в этот момент мне повезло. Я верю, что ни одно действие в этой жизни не проходит бесследно. За каждое приходит либо наказание, либо награда.
Одно время в газете «Сity» работал некий предприимчивый молодой человек по фамилии Макаренко. Потом он уволился и создал газету «Финансовая консультация». Мы расстались, но поддерживали приятельские отношения. Через пару недель после закрытия «Сity» Макаренко позвонил мне домой и предложил встретиться. Оказалось, что он очень хотел пригласить на работу отдел рекламы газеты «Сity» в полном составе и просил моей помощи в этом вопросе.
Я честно поведал ему историю с закрытием газеты и ту неприглядную роль, которую сыграли в этом процессе сотрудники этого отдела, однако Макаренко это совершенно не смутило. Он настаивал, что сможет обеспечить людей достойной оплатой и достаточным фронтом работ, чтобы достойно зарабатывать.
Я согласился дать ему координаты сотрудников и поговорить лично с кем нужно, чтобы отрекомендовать Макаренко как работодателя, с которым можно иметь дело. Тогда «Финансовая консультация» представляла собой еженедельное издание формата А4 с цветной обложкой. Она выпускалась на газетной бумаге объемом около 100 страниц.
-- Могу я тебя попросить об ответной услуге? -- спросил я у Макаренко. -- Хотя, возможно, эта услуга будет не совсем адекватна той, о которой ты меня просишь.
-- Попроси, -- согласился он.
-- Понимаешь, газета «Сity» задолжала рекламодателям очень много площадей. Сейчас газеты нет и улаживание вопросов полностью лежит на мне. А мне-то предложить им нечего.
-- И что ты предлагаешь?
-- Ты ведь выпускаешь порядка 400 полос в месяц, правильно?
-- Да.
-- Подари мне полос 80-100 на протяжении года, а я отдам их моим рекламодателям в качестве своего рода компенсации. Рекламу, которую они хотели размещать в «Сity», они разместят в «Финансовой консультации».
-- А что мне с этого будет? -- поинтересовался он.
-- Да ничего. Просто помоги мне, потому что мне сейчас очень трудно.
Его застало врасплох это предложение. Однако почему-то он думал недолго и согласился.
Так была решена одна из моих крупнейших и самых болезненных проблем. Даже бывший владелец подержанного факса был удовлетворен и перестал караулить меня возле офиса.

Но оставалось еще решить вопрос задолженности по зарплате перед трудовым коллективом. Тут на помощь пришел Сергей Локоть, которому удалось, пользуясь старыми связями, выйти лично на Шевчука и уболтать его отдать в качестве погашения долгов старые компьютеры. Кто-то получил компьютер, кому-то не досталось ничего. По какому принципу кому и что выдавалось я не знаю, поскольку это деление поручили совету директоров.

***
Некоторые из людей, которым «Сity» задолжала денег, не здороваются со мной до сих пор и демонстративно отворачиваются, когда видят меня на улице. Наверное, это плата за те менеджерские ошибки, которые я допустил тогда.
Почему же все-таки газета была закрыта? Этот вопрос мучил меня очень долго.
Знал ли Олег Борисович Шевчук об истинном положении дел в газете, или же руководствовался тенденциозной и искаженной информацией совета директоров? Какими были его истинные мотивы закрытия газеты? Ведь с точки зрения экономической логики это было не совсем правильное решение.

Газета, первоначальные инвестиции в которую составили всего лишь несколько десятков тысяч долларов, практически вышла в ноль за срок без малого два года, собрав действительно звездную команду журналистов. Она довольно быстро утвердилась на рынке, ее тираж рос, появлялись все новые и новые рекламодатели. При минимальной помощи и поддержке она могла бы…
Увы, история не терпит условного наклонения. Могла бы, но видимо не суждено.
Наверное, я никогда не найду однозначных ответов на эти вопросы. Я не имею морального права давать оценку действиям инвестора, ведь он потерял деньги, и не в последнюю очередь по моей вине. Потом мне многие друзья говорили: «мол, скажи “спасибо”, что он эти убытки не повесил на тебя и не “включил счетчик”».

Да, Шевчук человек жесткий, неоднозначный, однако, положа руку на сердце, у меня нет ни малейшего повода упрекнуть его в непорядочности или подлости.
За те 10 лет, которые прошли с момента закрытия газеты, мы не общались ни разу. Я узнавал о его судьбе от знакомых и из прессы. Он вступил в «Партию зеленых», прошел в парламент, позже стал министром связи, потом был снят с должности по предложению Совета национальной безопасности под руководством Евгения Марчука, а следующие парламентские выборы «зеленые» с треском провалили. Одним словом, за 10 лет в его жизни произошло немало драматических событий.
Когда мы начинали газету «Сity», он любил говорить, что его цель стать президентом Украины. Наблюдая за взлетом его карьеры (бизнесмен средней руки -– депутат –- министр), я ждал, что он сделает еще несколько необходимых шагов по этой лестнице, став сначала вице-премьером, а потом премьер-министром. Но пока этого не произошло.
***
Май 1996 года. Как и два года назад, я нахожусь в отправной точке. Без денег. Мой суперпроект с треском рухнул.
У меня нет четкого понимания, что делать. Но теперь я знаю, как.

60minut.info. Тайм-менеджмент


Ваши комментарии:

Всего комментариев: 4

 
2006-12-12 18:43:13 - Олег

Привет Алексей! Был рад прочитать на твоем сайте историю о газете City, к которой и я приложил свои знания и умения. Хотя ты и не вспомнил меня в списке журналистов, но мне все равно приятно было читать твои откровения. С большой радостью вспоминаю те годы, когда мы были еще очень молоды и работали в твоей газете вместе с женой. Желаю тебе успехов на твоем творческом и жизненном пути!! С уважением, Олег Громов, главный редактор, руководитель проекта строительного журнала "Бизнес Тема BUILD"


2007-04-04 19:19:24 - Илона

прочлось, взгрустнулось. Олег, наверное, потом еще и Деловую Украину вспомнил.


2007-08-13 20:19:05 - obriy

работаю в обрий инк. с 95 все один в один.


2009-11-09 16:27:08 - Iren

Капуста - неудачник. Всегда был и будет таким потому, что в первую очередь необходимо обращать внимание на свои, а не на чужие амбиции и достижения. Зависть до добра еще никого не доводила. Мне жаль таких людей. Сочувствую...


Добавьте свое мнение:
 
Ваше имя*:
Ваш e-mail:
Содержание*:
Введите код, изображенный на картинке

* - обязательные для заполнения поля
Ничего невозможного!
НОВОСТИ
09.04.2012
Вакансия в журнале "Управление компанией"

17.11.2011
Институт Адизеса на 9 месте в мировом рейтинге

29.08.2011
Офису Адизеса в Украине нужен директор по развитию

19.07.2011
Adizes is Now Part of an Elective Curriculum at Ukrainian Universities
ПРЕССА
02.08.2010
Олексій Капуста: Управлінський стиль має бути заснований на цінностях

17.02.2008
Капуста об открытии регионального офиса

06.08.2007
Алексей Капуста об интеллект-картах

02.03.2007
От web 2.0 к маркетингу второго поколения

© Алексей Капуста, 2005-2017 © Все права защищены. При цитировании ссылка на источник обязательна. © Сайт разработан и раскручен на системе "WebManager-pro" v.6.11.10